lovim_vorov (lovim_vorov) wrote,
lovim_vorov
lovim_vorov

«Мы называли это место «загоном»: со всех сторон мосты, людей легко окружить и зажать»

Ольга*, бывший сотрудник Центра кинологической службы МВД РФ по Москве:

— Мой протест начался 4 декабря, когда милиционер ударил меня в живот. На думских выборах мой участок находился в школе на улице Щорса. Голосовала за ЛДПР. Когда я подошла к урне, увидела рядом с ней очень толстую женщину, которая, никого не стесняясь, держала огромную пачку бюллетеней и не спеша опускала их в щель, листок за листком. Я достала фотоаппарат и начала снимать. Женщина обошла урну с другой стороны и продолжила опускать бюллетени. Я тоже переместилась и продолжила снимать. Ко мне подошел полицейский и вывел меня из актового зала, где был организован участок, на крыльцо. Разбил камеру. Я начала кричать. Ударил в живот. А потом подошли еще двое — чтобы не пустить меня обратно на участок.


Когда пришла домой, начала смотреть в интернете видео, на которых зафиксированы фальсификации. Отчаянное было состояние. Решила идти на Манежную вечером с российским флагом — просто хотелось там быть, я патриот, понимаешь? Я не знала, что там собираются протестующие, но там вдруг оказалось очень много людей. Нас разогнали. На следующий день, 5 декабря, уже осознанно пошла на Чистые пруды. Спустя несколько дней наше начальство объявило нам, что 10-го будем работать на Болотной. Задание — не пустить людей на «участок» (в сквер на Болотной площади). А если мы хотим ходить на митинги как участники, то пришло, мол, время выбирать, на чьей стороне быть. Слова «увольнение» никто не произнес, но это было очевидно. И потом — ты меня поймешь — у нас есть уважение к своей профессии: нельзя сочувствовать тем, против кого ты выходишь, и нельзя выходить против тех, за кого ты душой. На тот момент в ЦКС было около семидесяти рядовых сотрудников. После этого «объявления» 10 — 7 девчонок и 3 парня — уволились. Я в их числе. Увольняли мерзко. Давили. Говорили: своих напарников (то есть собак) бросаете. Еще одного коллегу уволили после Сахарова — он брал отгулы и продолжал ходить на митинги, но его заметили свои же и донесли начальству. Все эти ребята продолжают ходить на митинги, участвуют в протестах прямо сейчас. Мы стараемся координироваться между собой, распределяем дежурства.

…За несколько дней до «Марша миллионов» я знала, что могут применить газ. Обзвонила всех знакомых, написала пост в ЖЖ о том, как защититься от газа, — его, кажется, процитировала Ольга Романова. На митинг 6 мая я и мои друзья взяли защитные маски.

Когда увидела омоновцев, одетых в защиту четвертого уровня (щитки на руках, ногах, животе, спине, в паху) — это высшая степень защиты, «боевая», — мне стало понятно, что просто разгоном дело не закончится. Пыталась предупредить как можно больше народу о том, чтобы держались от омоновцев подальше.

Отлично знаю территорию рядом с Болотной. На профессиональном жаргоне мы называли ее «загоном»: со всех сторон мосты, людей легко окружить и зажать.

К кинотеатру «Ударник» нас не пустили специально, хотя место было. Спровоцировали давку. Не пускали лидеров к сцене, перерубили кабель…

На сто процентов уверена, что столкновения на «Марше» были спровоцированы сотрудниками МВД. Прорыв цепи ОМОНа был, например, связан не с тем, что люди хотели идти в наступление. Просто цепь бойцов так сильно нас сжала, что у нас хрустели ребра. Мы просто хотели вдохнуть воздуха и потому сделали несколько шагов вперед…

Я знаю, как ведет себя ОМОН при столкновениях: обычно бьют по рукам и ногам, просят отойти, лечь, не оказывать сопротивления. В этот раз били четко по голове, молча. Московского ОМОНа, кстати, на Болотной не было — я знаю многих в лицо. Они бы просто не стали так бить своих же, москвичей, не пошли бы против них. Работали региональные подразделения.

Были провокаторы. Я видела человека в костюме и в маске, который аккуратно и тщательно распылял газ: в обе стороны —и в ОМОН, и в людей.

Сначала нам удавалось выдергивать людей из-под ОМОНа. Хватаешь за руку-за ногу, резко тянешь на себя, прячешь за спину. Тогда омоновцы изменили тактику — трое хватают человека, а еще двое работают вокруг дубинками, не подпускают нас. Люди защищались древками флагов. Первые двадцать минут было именно избиение — не применялось обычной тактики рассечения толпы, просто накатывала стена бойцов — каждый раз их было все больше, колошматила все вокруг, хватала избитых и отскакивала назад. Били и тех, кто не сопротивлялся. Я видела, как омоновцы несут парня, и один бьет его, уже скрученного, дубинкой по голове…

_________
* имя изменено

Источник – "Новая газета"

Tags: выборы президента, незаконное задержание, состав преступления
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments